Правовой статус члена правления акционерного общества: некоторые проблемы соотношения корпоративного и трудового законодательства

метки: 

трудовое право

кадровое делопроизводство

договор

гендиректор, главбух

обязанности

оплата труда

оргструктура

22 марта 2013
  КАДРОВИК.РУ, 2-2011
В настоящее время многие крупные акционерные общества выбирают для себя четырехзвенную структуру органов управления, состоящую из общего собрания акционеров, совета директоров (наблюдательного совета) и двух типов исполнительных органов – коллегиального (правление или дирекция1) и единоличного (генеральный директор). Проблемы правового положения единоличного органа с точки зрения как корпоративного, так и трудового законодательства исследованы в юридической науке достаточно подробно. Статус же правления не изучен столь детально, и многие вопросы соотношения корпоративного и трудового законодательства в регулировании деятельности членов правления остаются неразрешенными.

Екатерина Казакова, юрист международной юридической фирмы «Герберт Смит СНГ ЛЛП», Москва

Наталия Пивовар, юрист международной юридической фирмы «Герберт Смит СНГ ЛЛП», Москва



Правовая природа отношений между членом правления и обществом: трудовой и гражданско-правовой договоры

Правовой статус члена правления акционерного общества: некоторые проблемы соотношения корпоративного и трудового законодательства

В соответствии с п. 1 ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) правление представляет собой коллегиальный исполнительный орган акционерного общества, который осуществляет руководство текущей деятельностью компании. Пункт 3 ст. 69 этого закона предусматривает, что права и обязанности каждого из членов коллегиального исполнительного органа определяются применимым законодательством и договором, который он заключает с обществом. При этом Закон об АО не уточняет правовую природу этого договора и не раскрывает сути правоотношений, возникающих между компанией и членом ее правления.

Какова же основа этих отношений? Являются ли они трудовыми или гражданско-правовыми в чистом виде или же имеют смешанный характер? И каким образом они должны быть оформлены? Трудовым кодексом Российской Федерации такие отношения детально не урегулированы. Статья 281 ТК РФ предусматривает, что федеральными законами и учредительными документами организации на членов правления, заключивших трудовой договор, могут распространяться особенности регулирования труда, установленные ТК РФ для руководителя организации. Однако следует иметь в виду, что применение положений ТК РФ в отношении членов коллегиального исполнительного органа возможно только в том случае, когда это определено уставом компании. Кроме того, согласно п. 3 ст. 69 Закона об АО, на отношения между обществом и членами правления действие трудового законодательства распространяется в части, не противоречащей положениям данного закона.

В статьях 274, 275 ТК РФ указано, что руководитель заключает с организацией трудовой договор. Таким образом, исходя из ТК РФ и Закона об АО можно сделать следующий вывод: при распространении на членов правления действия норм трудового законодательства договор, заключаемый ими с акционерным обществом и определяющий их права и обязанности, также является трудовым.

По общему правилу, нормы трудового законодательства не применяются к лицам, работающим на основании гражданско-правовых договоров. Однако зачастую возникают ситуации, когда лицо, заключившее с компанией гражданско-правовой договор, фактически выполняет трудовую функцию и занимает определенную должность. При этом, поскольку трудовой договор отсутствует, такое лицо не пользуется гарантиями, предоставляемыми ТК РФ. Следовательно, здесь надо исходить из сути отношений, а не их документального оформления. В соответствии с ч. 4 ст. 11 ТК РФ в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Согласно п. 3 ст. 69 Закона об АО, договор с членом правления от имени общества подписывается председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным на то советом директоров. Также будет разумным отнести к компетенции совета директоров компании предварительное утверждение условий такого договора.

Закон об АО сформулирован таким образом, что заключение договора между членом правления и акционерным обществом представляется обязательным (как следует из п. 3 ст. 69 Закона об АО, права и обязанности членов правления определяются договором, заключаемым каждым из таких членов с обществом). Форма договора в каждом конкретном случае зависит от функций и вида деятельности, выполняемых членом правления в компании.

В соответствии с ч. 4 ст. 11 ТК РФ в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права

Однако на практике такие договоры оформляются далеко не всегда, и члены правления действуют на основании решения уполномоченного органа акционерного общества об их избрании. В связи с этим возникает вопрос: распространяется ли на членов правления, не оформивших свои отношения с акционерным обществом посредством трудового договора, но фактически исполняющих определенную трудовую функцию, действие норм трудового законодательства? Часть 3 ст. 16 ТК РФ предусматривает, что трудовые отношения возникают и в ситуации фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Представляется, что если член правления был избран и фактически приступил к исполнению своих трудовых обязанностей, к нему должны применяться нормы трудового законодательства.

Действующее законодательство также не запрещает заключать гражданско-правовой договор между членом правления и обществом. Применяется этот подход и на практике. В частности, наиболее распространены соглашения об оказании услуг. При этом вносить должность члена правления в штатное расписание не требуется.

Встречается и смешанная форма договора между обществом и членом правления. Чаще всего это выражается во включении в трудовой договор условий, носящих гражданско-правовой характер. В ст. 393 ТК РФ, согласно которой при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов. Следовательно, определяя такой порядок, законодатель допускает возможность включения в трудовой договор условий гражданско-правового характера.

Соотношение обязанностей члена правления в рамках корпоративного законодательства и трудовые функции

Члены правления выполняют определенные корпоративные функции, связанные с руководством акционерным обществом в соответствии с нормами Закона об АО. Обязательно ли они должны быть работниками этой компании? Выполняют ли они какую-либо трудовую функцию? Чтобы внести ясность, следует уточнить само понятие «трудовая функция», которое является неотъемлемым условием трудового договора и статуса работника в целом. Согласно ст. 57 ТК РФ, трудовая функция представляет собой работу по должности в соответствии со штатным расписанием, по профессии, специальности с указанием квалификации, а также конкретный вид поручаемой работнику работы.

Обязанности, выполняемые членами правления, можно рассматривать, в том числе, и как определенный вид поручаемой им работы, т. е. как выполнение трудовой функции. Это более очевидно в случае, если существует трудовой договор между членом правления и акционерным обществом и соответствующая должность была закреплена в штатном расписании компании. Таким образом, о членах правления, заключивших в соответствии с п. 3 ст. 69 Закона об АО и ст. 281 ТК РФ трудовой договор с организацией, можно сказать, что они совмещают в себе два статуса: «составной части» коллегиального исполнительного органа компании и ее работника. При этом необходимо обратить внимание на то, что, как следует из Закона об АО, при регулировании прав и обязанностей члена правления нормы данного закона имеют приоритет по отношению к нормам трудового законодательства. То есть для члена коллегиального исполнительного органа его корпоративный статус будет основным. Возможна ситуация, когда обязанности члена правления с точки зрения корпоративного законодательства и его трудовая функция совпадают по содержанию, т. е. являются равнозначными. Подобными соображениями можно руководствоваться и в случае, если член правления выполняет свои функции без формального заключения трудового договора с акционерным обществом. В ситуации, когда он был избран и фактически приступил к исполнению своих трудовых обязанностей, его статус должен регулироваться – в том числе нормами трудового законодательства.

В случае заключения с членом правления гражданско-правового договора следует исходить из общего правила: нормы ТК РФ не применяются к лицам, работающим на основании гражданско-правовых договоров, за исключением случаев, когда гражданско-правовым договором на практике регулируются именно трудовые отношения (и данное обстоятельство установлено судом).

Совмещение выполнения обязанностей в органах управления акционерного общества с иной должностью в компании

Зачастую члены правления занимают в акционерном обществе и другие должности. И здесь могут возникать затруднения в оформлении соответствующих отношений в рамках корпоративного и трудового законодательства.

Следует иметь в виду, что Закон об АО содержит определенные ограничения в данном отношении. Так, исходя из п. 6 ст. 85 Закона об АО, члены правления не могут одновременно входить в ревизионную комиссию компании. Кроме того, часть 3 ст. 69 Закона об АО предусматривает, что они могут занимать должности в органах управления других организаций только с разрешения совета директоров общества. Однако все это не исключают для члена правления возможности одновременно выполнять в компании другую трудовую функцию. В этой ситуации существует несколько вариантов оформления отношений.

О членах правления, заключивших в соответствии с п. 3 ст. 69 Закона об АО и ст. 281 ТК РФ трудовой договор с организацией, можно сказать, что они совмещают в себе два статуса: «составной части» коллегиального исполнительного органа компании и ее работника

Если член правления выполняет свои основные функции на основании трудового договора, с ним в соответствии со ст. 60.1 ТК РФ может быть заключен отдельный трудовой договор о выполнении в свободное от основной работы (в качестве члена правления) время другой регулярной оплачиваемой работы в той же организации (внутреннее совместительство). Этот подход достаточно удобен с точки зрения оформления и прекращения отношений. Например, если член правления не был переизбран в состав коллегиального исполнительного органа компании, с ним нужно расторгнуть только один трудовой договор. А расторжение трудового договора в отношении иной занимаемой им должности не влечет никаких последствий для трудового договора, заключенного с ним как с членом правления.

Бывает, что в компании установлено такое правило: чтобы войти в состав правления, следует обязательно занимать в компании какую-либо должность. В этом случае в трудовой договор может быть включено положение, согласно которому прекращение трудового договора с лицом в отношении иной занимаемой должности является основанием для расторжения договора и как с членом правления. Обоснования использования такого варианта содержатся в п. 3 ст. 278 и ст. 281 ТК РФ, указывающих на возможность применения норм ТК РФ о правовом положении генерального директора к регулированию деятельности членов правления в том случае, когда это предусмотрено уставом компании, и, соответственно, возможность включения в трудовой договор дополнительных оснований для его расторжения. Однако следует обратить внимание на то, что включение соответствующих положений в трудовой договор с лицом в отношении иной должности в компании законодательством не допускается.

Члену правления – с его письменного согласия – может быть поручено выполнение наряду с основной работой, определенной его трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату (ст. 60.2 ТК РФ)

При заключении трудового договора о выполнении иной работы по совместительству следует учитывать, что, согласно ст. 284 ТК РФ, продолжительность рабочего времени при работе по совместительству не должна превышать 4 часов в день, а в течение 1 месяца – половины месячной нормы рабочего времени, установленной для соответствующей категории работников. В связи с этим разумно оформить в качестве работы по совместительству такую трудовую функцию, которая не будет первостепенной. Иными словами, если на практике выполнение обязанностей члена правления занимает значительно меньшее время, нежели работа в качестве главного бухгалтера организации, стоит заключить с работником основной трудовой договор именно как с главным бухгалтером, а договор на работу по совместительству – как с членом правления. Возникает практический вопрос: как совместить выполнение трудовой функции по основной работе и по работе по совместительству? Ведь фактически это означает, что правлению придется собираться после окончания основного рабочего времени. Однако здесь противоречий не возникает: действующее законодательство не регулирует время заседания коллегиального исполнительного органа и не содержит запрета на его проведение после окончания рабочего дня.

Члену правления – с его письменного согласия – может быть поручено выполнение наряду с основной работой, определенной его трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату (ст. 60.2 ТК РФ). То есть отношения могут быть оформлены как совмещение профессий (должностей). При этом отдельный трудовой договор не заключается, но понадобится дополнительное соглашение к действующему трудовому договору, в котором и будут описаны все условия совмещения. В таком случае член правления имеет право отказаться от выполнения дополнительной работы, а организация-работодатель может отменить поручение о ее выполнении при усло­вии письменного предупреждения другой стороны не позднее чем за 3 рабочих дня. При этом прекращение трудовых отношений с лицом как с членом правления (например, непереизбрание его в состав коллегиального исполнительного органа или досрочное прекращение полномочий) делает невозможным выполнение им иной трудовой функции в рамках совмещения профессий (должностей). Если компания-работодатель хочет сохранить за этим лицом дополнительно предоставленную ему должность, надо будет заключить отдельный трудовой договор.

Также возможно изменить уже заключенный трудовой договор с членом правления, добавив в него иные трудовые функции, выполняемые им, с указанием соответствующей «двойной» должности в штатном расписании (например, член правления – главный бухгалтер). Однако предполагается, что прекращение полномочий члена правления ведет к расторжению такого трудового договора в отношении обоих указанных в нем видов работы.

Если с членом правления был заключен не трудовой, а гражданско-правовой договор, выполнение им какой-либо другой трудовой функции в акционерном обществе оформляется трудовым договором. При этом понятия совместительства и/или совмещения должностей не применяются. Прекращение одного из указанных договоров не повлечет обязательного прекращения другого.

Правовая природа вознаграждения

Весьма актуальным является практический вопрос о правовой квалификации условий о вознаграждении, выплачиваемом членам правления. В зависимости от выбранной обществом модели взаимоотношений с членами коллегиального исполнительного органа могут применяться различные правовые режимы условий о вознаграждении членам правления – так называемых компенсационных соглашений.

Так, при заключении с членом правления трудового договора условие о вознаграждении должно квалифицироваться как заработная плата (как правило, состоящая из основной и стимулирующей частей) и регулироваться нормами трудового законодательства. При заключении гражданско-правового договора (например, договора о возмездном оказании услуг) условия о вознаграждении должны квалифицироваться как оплата услуг по договору и регулироваться нормами ГК РФ.

Сейчас довольно часто в договоры с членами правления включают условия о предоставлении так называемых «золотых парашютов» – компенсаций на случай прекращения таких договоров. Обычно они выплачиваются при возникновении определенных обстоятельств, например при смене контролирующего акционера (бенефициара) юридического лица, сокращении численности или штата работников, ликвидации общества, расторжении договора по соглашению сторон, по инициативе работника или работодателя и т. д.

Такие условия часто становятся поводом для корпоративных споров, и вопрос о том, должны ли компенсационные соглашения одобряться как крупные сделки и сделки с заинтересованностью, весьма актуален. В настоящий момент практика толкования трудового договора как сделки (в понимании ст. 153 ГК РФ) неоднозначна.

Встречается позиция, согласно которой трудовой договор не является сделкой2. В судебных актах говорится, в частности, что условие трудового договора о выплате руководителю компенсации за досрочное расторжение с ним трудового договора не может быть квалифицировано как сделка, поскольку не является действием, направленным на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Следовательно, такое положение не подлежит одобрению на общем собрании акционеров.

В некоторых случаях суды обосновывали указанную позицию ссылкой на нормы о неподведомственности трудовых споров арбитражным судам3. Так, руководствуясь Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20.01.2003 № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса РФ», ФАС Северо-Кавказского округа своим постановлением от 21.10.2004 № Ф08–4740/04 прекратил производство по делу о признании недействительным соглашения об установлении в трудовом контракте исполнительного органа общества условий о неустойке, которые, по мнению истца, были заключены в нарушение положений закона о порядке одобрения крупных сделок.

На наш взгляд, в случае, когда выплаты по компенсационным соглашениям превышают значения, определенные статьей 78 Закона об АО для крупных сделок, или отвечают установленным статьей 81 Закона об АО критериям о заинтересованности (что может привести к недобросовестному выводу активов из общества), такие соглашения должен одобрить соответствующий орган общества. Это мнение можно подкрепить и складывающейся в последнее время иной, нежели описанная выше, тенденцией в судебной практике, когда суды, с целью обеспечения защиты прав акционеров, признают необходимость одобрения компенсационных соглашений как крупных сделок в случае превышения установленных законом порогов, а также сделок с заинтересованностью4.

Законодательство не предусматривает, кем определяются условия договора с членами Правления общества, в том числе размер их вознаграждения. Этот вопрос не относится к компетенции общего собрания акционеров, но, очевидно, не может быть передан на усмотрение самих исполнительных органов. Поэтому рекомендуется прямо предусмотреть в уставе общества, что утверждение условий таких договоров, включая условия о вознаграждении и иных выплатах, относится к компетенции совета директоров5.

Для контроля (в виде предварительного одобрения) над заключением с членами правления компенсационных соглашений можно предложить такой порядок, требующий закрепления в уставе общества: усло­вия договора с членом Правления общества должны предварительно одобряться советом директоров – кроме случаев, когда такой договор подпадает под критерии крупной сделки, установленные Законом об АО или уставом общества. Чтобы исключить конфликт интересов, членам совета директоров, которые одновременно являются членами правления общества, рекомендуется воздержаться от участия в голосовании. Данное положение стоит четко зафиксировать во внутренних документах общества. Вполне возможно предусмотреть во внутренних документах общества положение о том, что голоса так называемых «исполнительных директоров» (т. е. членов совета директоров, являющихся также членами правления общества) следует учитывать при определении кворума заседания совета директоров, но не при решении вопроса об утверждении условий договоров с членами правления.

Если в обществе нет совета директоров, вопрос о необходимости предварительного одобрения условий договоров с членами правления, включая условия о вознаграждении и иных выплатах, должен быть отнесен уставом к компетенции общего собрания акционеров

Если в обществе нет совета директоров, вопрос о необходимости предварительного одобрения условий договоров с членами правления, включая условия о вознаграждении и иных выплатах, должен быть отнесен уставом к компетенции общего собрания акционеров – на основании положений п. 1 ст. 64 Закона об АО. Стоит включить в устав и условие о необходимости одобрения договоров с членами правления в порядке, предусмотренном Законом об АО для крупных сделок или сделок с заинтересованностью, если есть основания полагать, что условия таких договоров отвечают установленным критериям крупности или заинтересованности.

В судебной практике имеются интересные примеры, когда правоприменитель делает еще более далеко идущий вывод, полагая, что общее собрание акционеров имеет полномочия определять размер компенсаций, выплачиваемых членам правления, и принимать решение о выплате таких вознаграждений за счет полученной в течение года чистой прибыли – независимо от того, есть ли в обществе совет директоров или нет. Данный вывод основан на том, что к компетенции общего собрания акционеров всегда относится вопрос о распределении прибыли общества, которую, по логике суда, акционеры могут направить на выплату вознаграждения членам правления6.

Однако, на наш взгляд, такая трактовка закона не вполне вписывается в интерпретацию отношений общества и членов его правления в качестве сугубо трудовых отношений. Более того, следуя такой логике можно прийти к достаточно интересному выводу о том, что акционеры при желании могут распределить чистую прибыль и иным способом – например, направить ее на выплату вознаграждения иным сотрудникам общества, приобретение какого-либо имущества обществом, тем самым уже непосредственно участвуя в хозяйственной деятельности общества. Данный подход представляется по меньшей мере спорным.



______________
1 В Федеральном законе от 26.12.1995 №208-ФЗ «Об акционерных обществах» в отношении коллегиального исполнительного органа также применяется термин «дирекция». В этой статье мы будем использовать понятия «коллегиальный исполнительный орган» и «правление».
2 См., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.05.2010 по делу А56–41 721/2007, постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.07.2009 по делу А56–31 445/2007.
3 См., например, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.07.2009 по делу А56–31 445/2007.
4 См., например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.04.2008 по делу № А11–2685/2007-К1–10/129, постановление ФАС Дальневосточного округа от 04.04.2008 по делу № Ф03-А73/08–1/355, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.01.2009 по делу № А43–9314/2008-17-340.
5 См. также Кодекс корпоративного поведения от 05.04.2002, рекомендованный к применению распоряжением ФКЦБ России от 04.04.2002 № 421/р.
6 См., например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21.08.2008 по делу № А43–25 262/2007-28-482.




  • онлайн сервисы HRDESK.RU это
  • неограниченное число оценок персонала
  • от 900 руб. в месяц
  • профилирование должностей
  • построение грейдов
  • групповые оценки (360°, 4D)
  • сравнение оцененных компетенций
  • с требованиями профилей должностей
  • ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО!
  • пройдите регистрацию
  • и получите демо-доступ на 3 дня!